Библиотека в кармане -русские авторы


Мамедгулузаде Джалил - Конституция В Иране


Джалил Мамедгулузаде
КОНСТИТУЦИЯ В ИРАНЕ
У ворот нашей мечети сидит на выступе старик лет пятидеся-ти-пятидесяти
пяти. Здесь он занимается своим ремеслом: пи-шет письма неграмотным
мусульманам, чаще всего приезжим из-Ирана. Зовут его Мешади-Молла-Гасан.
Мешади можно видеть перед мечетью в любое время года - летом и зимой,
осенью и весной.
Летом, проходя по улице, можно видеть, как он дремлет, прислонившись
головой к стене; а другой раз видишь и такое: перед Мешади сидит на корточках
какой-нибудь иранец, а тот, нацепив на нос очки и придерживая на левом колене
пол-ли-ста грязной почтовой бумаги, читает, откинув голову и глядя, из-под
очков, написанное по-фарсидски письмо:
"...во-вторых, если вам угодно будет знать о здешних ново-стях, слава
аллаху, мы все живы и здоровы и молимся за вас" и нет у нас иной печали, кроме
разлуки с вами.
Да пошлет всеблагой создатель мира, милосердный аллах, случай еще раз
свидеться с вами..."
Проходя зимой мимо мечети, видишь, как Мешади-Молла-Гасан, закутанный в
абу, низко склоняется над мангалом с горячими угольями, словно хочет обнять
его. Иногда же видишь: какой-нибудь приезжий, примостившись около мангала
перед Мешади, задумчиво копается в остывающих углях. А Мешади-Молла-Гасан,
спрятав правую руку под мышку и держа в левой только что написанное послание,
читает:
"...передайте от меня привет двоюродному брату моему Кер-балай-Гасыму,
двоюродному брату Джафару, старшей тетке Сакине, двоюродной сестре Гюльсум;
поклон от меня Гейдару, Кербалай-Али; кланяюсь Мешади-Халилу,
Мешади-Искендеру, и Гусейну, и Гуламали, и Мешади-Зульфугару, и Уста-Зейналу;
низкий поклон от меня дяде Мешади-Рустаму, и Наджафали, я Байраму, и
Кербалай-Оруджали, и Сабзали, и Кербалай-Ис-маилу, и Мамеду. И передайте
Мамеду, что брат его Муртуза-гули^жив и здоров и работает в Эривани у
Гаджи-Гамида са-довником, что он здесь женился, имеет ребенка и шлет низкий
поклон, а у ребенка болят глаза, но сам, слава аллаху, здоров и шлет
привет..."
Мешади-Молла-Гасан - выходец из Ирана. Лет десять-две-надцать тому назад
он некоторое время учительствовал в Эри-вани; учеников у него было
семь-восемь, но они вскоре разбе-жались, потому что за незнание уроков учитель
плевал им в лицо. Несколько раз дети жаловались отцам на такое обраще-ние;
случалось, что отцы приходили к учителю объясняться и сами плевали в него, но
все это было бы еще терпимо, если бы ученики не разбежались.
Итак, ученики разбежались.
Тогда Мешади-Молла-Гасан принялся торговать книгами. И теперь еще около
него на камне лежит несколько старых книг, два "Гюлистана", четыре книжки
"Джамеи-Аббаси", Ко-ран, два сильно потрепанных тома письмовника, толкователь
снов с разодранным переплетом и книга "О вратах рая".
Не повезло Мешади-Молла-Гасану и в торговле. Больше се-ми-восьми книг за
год ему продать не удавалось.
Вот и взялся он тогда писать письма и этим зарабатывает себе на жизнь. Не
проходит и дня, чтобы несколько местных крестьян или приезжих из Ирана не
обратились к Мешади-Молла-Гасану с просьбой написать письмо. За письмо
Мешади-Молла-Гасан берет две-три копейки, а то и целый пятак. Если заказчик
слишком уж беден, он пишет и за копейку, но на бу-маге заказчика.
Благодарение аллаху, хорошее ремесло. В мусульманском мире нет более
прибыльного занятия, чем писание писем по за-казу. В Анатолии трудно пройти
мимо мечетей: улица всегда запружена мусульманами, окружившими одного-двух
молл, ко-торые пишут письма. То же творится в Теге





    




Книжный магазин