Библиотека в кармане -русские авторы


Мамедгулузаде Джалил - Петушок Пирверди


Джалил Мамедгулузаде
ПЕТУШОК ПИРВЕРДИ
Жена дяди Гасыма тетя Халима пекла лаваши. Каждый раз, когда надо было
печь хлеб, тетя Халима звала на помощь двух или трех своих соседок, а иной раз
сообщала и своей се-стре Зибейде в селение Тазакенд, чтобы та приехала помочь
ей.
На этот раз предстояло печь из десяти пудов муки. Поэто-му помощь Зибейды
была особенно нужна. Тетя Халима обра-тилась к мужу и сказала:
- Садись на осла и поезжай скорее за Зибейдой!
Всем известно, что дни, когда выпекается хлеб, - праздник для детей и
собак. Почему для собак, само собой ясно; а что касается детей, то те из них,
которые ходят в школу, на целых два-три дня остаются дома и присматривают за
малышами. Девочки же с утра до вечера играют в камешки с детьми помо-гающих
женщин.
Дядя Гасым завернул в платок несколько лавашей, привязал к спине и
собирался уже сесть на осла, когда его трина-дцатилетний сын Пирверди
подбежал, ухватился за хвост осла и сказал:
- Ей-богу, отец, я не отпущу тебя.
Не слушая сына, дядя Гасым сел на осла, но тот не хотел двигаться с места.
Тогда дядя Гасым обернулся к сыну и спро-сил:
- Сынок, почему не даешь мне ехать?
- Я отпущу тебя, - ответил Пирверди, - если ты скажешь тебе Зибейде, чтобы
она привезла мне петушка. Иначе, ей-богу, не пущу!
Дядя Гасым сказал "хорошо" и, трогая осла, обеими нога-ми ударил его по
животу. Но осел продолжал стоять, потому что Пирверди крепко держал его за
хвост. Дядя Гасым повер-нулся к сыну и стал клясться:
- Сынок, клянусь твоей жизнью, я скажу тете Зибейде, что-бы она привезла
тебе хорошего драчливого петушка. Дай мне ехать!
Пирверди выпустил хвост осла.
Через два часа пути дядя Гасым доехал до деревни Таза-кенд и приближался
уже к дому свояка Кербалай-Мухаммеда, когда встретил своего старого знакомого,
тазакендского приходского моллу Ахунд-Молла-Джафара, и сошел с осла.
Поздо-ровавшись с моллой и рассказав ему, зачем приехал в Таза-кенд, дядя
Гасым хотел направить осла к дому Кербалай-Му-хаммеда, но Молла-Джафар поднес
свой посох к голове осла и стал поворачивать его в сторону своего дома,
приглашая дядю Гасыма быть его гостем.
И то сказать, дядя Гасым очень деликатный и покладистый человек. Вот он и
не мог отказать своему другу и направился к дому Молла-Джафара.
У себя Молла-Джафар попотчевал дядю Гасыма яичницей с медом. Когда убирали
посуду, молла сказал дяде Гасыму:
- Братец Гасым! Я удивляюсь тебе и твоим делам. В эта-кую жару ты
слушаешься жену и едешь за целых четыре агача из-за того только, что жена
изволит печь хлеб. И тебе надо пуститься в путь, объехать все селения и
собрать в селение Данабаш всех жениных родственниц: сестриц, кумушек, тетушек,
бабушек. Да ты что, раб ее, что ли?
Дядя Гасым сидел, опустив низко голову, и разглаживал рукой ворс ковра.
- Ахунд-Молла-Джафар, ты изволишь говорить сущую прав-ду, - ответил он. -
Только я никак не могу справиться со сво-ей женой. - "Ах ты, такая, сякая,
говорю я ей, что за трудное дело выпечь хлеб из десяти пудов муки, чтобы
вызывать для этого еще свою сестру?" - Я-то говорю, а она ни в какую.- "Ничего
с тобой не случится, говорю, если поработаешь лиш-ний день". - Да вот поди же
ты, и слушать не хочет.
- Несчастный же ты человек, братец Гасым! - сказал Мол-ла-Джафар.
Через минуту Молла-Джафар вдруг приподнялся, протянул дяде Гасыму правую
руку и громко сказал:
- Братец Гасым, дай мне руку!
Ничего не понимая, дядя Гасым уставился на Молла-Джафара.
- Дай, говорю, руку, братец Гасым!
Медленно,