Библиотека в кармане -русские авторы


Мамедгулузаде Джалил - Пропажа Осла


Джалил Мамедгулузаде
ПРОПАЖА ОСЛА
В начале ноября тысяча восемьсот девяносто четвертого года в селении
Данабаш произошло преинтересное событие. Заключалось оно в том, что у дяди
Мамед-Гасана похитили осла.
Я не сомневаюсь, что те, кто не знает об этом происшествии, не поверят
мне: подумать, какое удивительное событие, чтобы ему была посвящена целая
повесть. В каждом селе, каждом городе не бывает дня, чтобы не исчезал
чей-нибудь осел.
Но случай с исчезновением осла дяди Мамед-Гасана не похож ни на какой
другой случай. Клянусь аллахом, история похищения осла дяди Мамед-Гасана -
захватывающая история. Вот послушайте, я расскажу, а вы насладитесь.
Прежде всего, кто такой Мамед-Гасан?
Всякий, кто знает селение Данабаш, безусловно, знает и дядю Мамед-Гасана,
так как дядя Мамед-Гасан - один из почитаемых жителей села. Мамед-Гасану будет
лет этак пятьдесят четыре-пятьдесят пять - не больше. Хотя борода у него и
поседела, но сам он уверяет, что, не угнетай его бедность, никто бы ему не дал
более сорока лет. И он не врет: несмотря на возраст, на щеках его горит
румянец.
Много пережил на своем веку дядя Мамед-Гасан. Если рассказывать обо всем
подробно, слишком долго придется рассказывать.
Чего только ни приключалось с дядей Мамед-Гасаном, какие
только беды на него ни обрушивались. Одним словом, судьба ни разу не
улыбнулась этому человеку.
Дядя Мамед-Гасан был двенадцатилетним мальчиком, когда умер его отец
Гаджи-Рза. Не прошло после того и двух лет, как он лишился матери. Немало
добра оставил покойный родитель своему наследнику: несколько пашен, табуны
коней, ковры, деньги. Но что пользы? Когда умер Гаджи-Рза, а затем его жена,
Мамед-Гасан остался без покровительства, без поддержки. Его дядья за год
промотали все богатство, а отчет дали на пальцах.
Когда Мамед-Гасан подрос и стал разбираться в окружающем, он увидел, что
оказался совершеннейшим голодранцем.
Впоследствии он полюбил одну девушку, женился и, оставив молодую жену, на
несколько лет уехал на заработки в сторону Эривани, хотел скопить немного
денег, но и в этом его постигла неудача - вернулся он домой без денег и, купив
несколько ослов, стал погонщиком. Не везло дяде Мамед-Гасану, с каждым днем
дела его становились все хуже и хуже.
Тогда он отказался и от этого занятия, разделил свой хлев пополам, пробил
в прилегающей к улице половине дверь и, положив там несколько пудов муки,
пшеницы, сушеного тута, пшата, стал торговать.
За этим занятием мы и застаем сейчас дядю Мамед-Гасана: кое-как сводит он
концы с концами. Но что нам до его бедности, все равно он прекрасный человек,
этот дядя Мамед-Гасан. Он собственной головы не пожалеет для ближнего;
несмотря на бедность, никому никогда не откажет в помощи. Если кто обратится к
нему с просьбой одолжить три-четыре рубля, он тотчас же достанет и даст; а
если у самого не будет, все сделает, чтобы раздобыть где-нибудь, лишь бы
исполнить просьбу.
Нет, в самом деле, очень хороший человек дядя Мамед-Гасан.
Дядя Мамед-Гасан далек от мирской суеты, одно сильное желание владеет им:
вот уже три-четыре года, как дядя Мамед-Гасан задумал съездить в Кербалу на
поклонение праху имамов. Он крайне набожный человек, и будь у него хоть
какая-нибудь возможность, он давно бы посетил гробницы обожаемых имамов. Но
что делать? Бедность лишает человека возможности совершать даже благие деяния.
Короче говоря, давно уже дядя Мамед-Гасан задался целью посетить Кербалу.
Не проходит года, чтобы эта благая мысль не возобновл