Библиотека в кармане -русские авторы



                

Паустовский Константин - Алексей Толстой


Константин Паустовский
Алексей Толстой
Многие книги существуют для нас только как явления литературы. Но есть
и другие, правда очень редкие, книги, - они живут в сознании, как события
нашей жизни Они неотделимы от нашего существования. Они становятся частью
нас самих - частью наших дней, размышлений, радостей и печалей Мы ощущаем их
не как книги, а как большие, невыдуманные проявления жизни, - так же, как
ощущаем любовь, разлуку, ежедневный труд Таковы книги Алексея Толстого.
Первое впечатление от этих книг - чувство соприкосновения с зорким
талантом - неистребимо. Раз появившись, оно занимает прочное место в нашем
сознании
Алексей Толстой не только крупнейший мастер нового, социалистического
времени, но и носитель высоких традиций, идущих от Пушкина, Гоголя, Чехова,
Горького.
У Алексея Толстого - острый глаз, точный слух, живой и пленительный
язык, редкое знание людей. Все это непрерывно обогащало и обогащает нас, его
современников, и будет обогащать поколения людей, идущих нам на смену.
Алексей Толстой открыл мир людей многих эпох, начиная от "Смутного
времени" и дней Петра Первого и кончая нашим социалистическим временем. Он
открыл нам обширное богатство человеческих образов - всегда живых, всегда
задевающих сердце, всегда вызывающих у нас беспокойство, смех и радость, .
печаль и негодование
Писательский путь Толстого сложен, характерен для облика подлинного
мастера Это - путь живого и пытливого писателя с его удачами, бесстрашием,
упорными поисками наилучших изобразительных средств, с неизбежными подчас
ошибками, но ошибками талантливыми, бесследно тонущими в блеске неоспоримых
побед. Это - прекрасный и трудный путь большой литературы, необходимой
народу
Юность Ал Толстого совпала с периодом разорения и вырождения
мелкопоместного дворянства Первые книги Толстого "Заволжье", "Чудаки" и
очень многие небольшие рассказы написаны об этих доживающих последние дни,
растерянных чудаках-дворянах Образ такого "чудака" Мишуки Налымова стал
классическим
Воспоминания детства наложили резкий отпечаток на творчество Толстого
"Детство Никиты" написано Толстым с особым, неповторимым блеском и
простотой.
Писательский размах Толстого так велик. Толстой так щедр, что, кажется,
для него почти нет ничего невозможного в области литературы Редкие писатели
могут с таким совершенством касаться совершенно разных тем, как это делает
Толстой. Здесь и история ("Петр Первый", "День Петра", "Любовь - книга
золотая"), и фантастические романы ("Аэлита", "Гиперболоид инженера
Гарина"), и гражданская война ("Хождение по мукам", "Гадюка", "Похождения
Невзорова"), и детские сказки ("Буратино"), и печальная судьба простых и
самоотверженных русских женщин ("Маша", "Под старыми липами"), и Запад
("Древний путь", "Черное золото"), и еще множество интересных рассказов,
окруженных воздухом ржаных полей, заглохших садов, многоводных рек
Крупные ученые всегда были в известной мере поэтами. Они остро
чувствовали поэзию познания. Может быть, этому чувству они и были отчасти
обязаны смелостью своих обобщений, дерзостью мысли, своими открытиями.
Научный закон почти всегда извлекается , из множества отдельных и подчас как
будто очень далеких друг от друга фактов при помощи мощного творческого
воображения. Оно создало и науку и литературу. И - на большой глубине - во
многом совпадают между собой творческое воображение хотя бы Гершеля,
открывшего величественные законы звездного неба, и творческое воображение
Гете, создавшего "Фауст