Библиотека в кармане -русские авторы



                

Паустовский Константин - Белые Кролики


Константин Паустовский
Белые кролики
Ганс Вермель считался самым опытным вором в роте лейтенанта Кнопфа. В
этом не было, конечно, ничего удивительного. Несколько удивляло всех только
то обстоятельство, что внешность Вермеля не соответствовала обычным
представлениям о воре мирного времени. Это был вялый, неповоротливый солдат
с тусклыми глазами. Говорил он мало и неохотно. Ходил, грохоча сапогами,
дышал хрипло, черные его пальцы были похожи на клещи для сбрасывания с крыш
зажигательных бомб. Но в военное время эти качества не мешали Вермелю ловить
кур и душить их тремя пальцами.
У всех людей есть свои странности. Были они и у Вермеля. Он долго
обнюхивал, как собака, все награбленные вещи. Те из них, запах которых ему
не нравился, он отбрасывал в сторону. Кроме того, он мог есть непрерывно в
течение целого дня. Для того чтобы вновь проголодаться, ему надо было только
раз сильно рыгнуть. Одним словом, это был добротный образчик фашистской расы
с ее свинцовыми внимательными глазками, свойственными жестоким и глупым
животным.
В одном из южных советских городов Вермель в поисках пищи забрел в
брошенную ветеринарную лабораторию. У выбитой двери стоял черномазый
часовой-итальянец. Он загородил Вермелю дорогу штыком. Вермель ударил по
винтовке, и она громко стукнула итальянца в челюсть. Итальянец закричал, но
Вермель дал ему пинка в грудь.
- Молчи, макаронщик! Вшивый Муссолини!
Итальянец поднял винтовку, плюнул, выругался и ушел с поста, рискуя
быть повешенным за нарушение обязанностей часового.
В лаборатории стоял запах холодных кислот. Осколки стеклянных колб,
толщиной в папиросную бумагу, валялись на полу. В углу комнаты стояли
клетки.
Вермель понюхал воздух и, грохоча сапогами, пошел к ним, - от клеток
пахло теплой шерстью и навозом. Суетливые белые кролики, втиснув носы между
прутьев, обнюхивали немецкого солдата и смотрели на него розовыми глазками.
Вермель сосчитал - кроликов было восемь. Он раздвинул прутья клетки и
вытащил за уши первого кролика, потом второго, третьего. Это был обед для
взвода, - праздничный обед из рассыпчатого, нежного мяса!
Рота Кнопа стояла рядом с ротой итальянских егерей лейтенанта Спалетти.
К вечеру, в роте Спалетти начались злорадные разговоры о том, что
соседи-немцы обожрались кроликами.
Часовой доложил Спалетти о немецком солдате, напавшем на него из-за
угла. Немец выбил у часового винтовку и украл из лаборатории всех кроликов.
Он убил их тут же, ударяя головой о мраморный стол и унес, завернув в свою
вшивую куртку. Спалетти пригрозил часовому расстрелом и послал вестового к
лейтенанту Кнопфу.
Десять немцев, обожравшихся кроликами, лежали вповалку в зале
разрушенного кино среди других солдат, не получивших кроличьего мяса и
потому переполненных завистью. Вермель рыгал и лениво сплевывал.
Дверь распахнулась. Кто-то ударил ее снаружи сапогом.
- Встать!-закричал визгливым женским голосом лейтенант Кноп и появился
в дверях, пропуская полкового врача. - Встать, собачьи дети!
Солдаты тяжело встали и вытянулись. Кноп подтянул сапоги и прошелся на
почтительном расстоянии вдоль шеренги солдат.
- Ну-ка, мальчики, - сказал он ласково, - кто это из вас украл кроликов
и даже не захотел угостить своего лейтенанта хотя бы задней ногой?
Солдаты молчали. Речь лейтенанта им явно не нравилась.
- Кто жрал кроликов?- крикнул лейтенант, и голос его сорвался.
Солдаты переминались с ноги на ногу и молчали.
- Я вижу, что вы так набили себе брюхо, что не можете пошевелить
языком,