Библиотека в кармане -русские авторы



Телешов Николай Дмитриевич - Петух


Николай Дмитриевич Телешов
ПЕТУХ
Захар Фомич лежал на постели в теплом халате и туфлях и, закинув за
голову руки, глядел в потолок.
- Матреша! - сказал он старческим разбитым голосом. - Что-то на дворе
Дружок лает: верно, стучится кто в калитку. Я давно слушаю. Лает.
- Сдурился и лает, - просто ответила Матрена, появляясь в дверях. -
Кого теперь нелегкая принесет!
- Пошла бы взглянула: у нас ведь колокольчик оборван.
- Добрый человек в такую пору не пойдет.
Однако она накрылась платком и вышла. Захар Фомич тоже поднялся. Надел
сапоги, поглядел на себя в зеркало, увидел в нем круглое бритое лицо с
морщинами и складками, с седыми волосами, зачесанными по-старинному на
висках к бровям, и только успел подумать: "Лет десяток авось еще протяну",
как в прихожей заскрипела дверь и басистый голос ласково спросил:
- Могу ли на минуточку побеспокоить?
Гостям всегда бывал рад Захар Фомич, а потому приветливо ответил, идя
навстречу:
- Милости просим. Добро пожаловать.
В комнату вошел очень высокого роста, сухопарый и сутулившийся человек,
с огромными веселыми глазами и седыми усами, висевшими книзу, как у
Шевченко. Скинув только калоши и не снимая пальто, он густым басом заявил:
- А я собственно за вами, Захар Фомич.
- Входите, садитесь, чайку сейчас попьем, - приветствовал его хозяин.
- Про охоту вашу хочу спросить: голуби ваши как поживают? Турманы ваши
как кувыркаются? Козырные как погуливают?
- Все по-хорошему, благодарю вас. Молодежь вывелась - отличные
голубочки, сердце радуется!
- Курочки как поживают?.. Помнится, петух у вас был великолепный...
Знатный петух!
- И петух живет, - с удовольствием улыбнулся Захар Фомич. - Неужели
петуха моего помните?.. Да войдите же, пожалуйста. Садитесь.
- Таких петухов как не запомнить, - пробасил Травников, садясь и
распахивая на груди пальто. - На бои-то ходите?
- На какие бои?
- На петушьи бои. Неподалеку от вас, почти по соседству. А я как раз
туда пробираюсь. Любопытно. Дай, думаю, зайду к Захару Фомичу по дороге,
может быть вместе отправимся. Дело любительское. Неужели никогда не
бывали? А я постоянно хожу. Денег наиграл там цельную кучу.
- Что ж там? - полюбопытствовал Захар Фомич и хоть слыхал, что в этих
боях происходит какая-то травля, какое-то зверство, но не очень доверял
слухам и рассуждал - что дерутся же петухи на дворе, что ж особенного,
если на них играть вздумали?
- Как вам сказать, - задумался Травников. - Так не расскажешь. Ставят
на пари: чей возьмет верх, тому и выигрыш, - вот и все. А любопытно.
Пройдемтесь-ка, Захар Фомич: поглядели бы, обо всех любителях услыхали бы,
у кого петухи знаменитые... Я себе там зашиб денежку.
- Ну, какую там денежку.
- Честное слово! В прошлую зиму каждый раз выигрывал. Пойдемте, Захар
Фомич, одевайтесь-ка! - неожиданно предложил Травников, взглядывая на
часы. - Как раз к началу попадем.
Захар Фомич нахмурился.
- Это рядом почти. На полчасика. Посидим, чайку попьем...
- Нет, - ответил старик. - Там, говорят, сидеть тошно.
А я ведь, знаете, всякое создание люблю, птицу люблю.
Как я там буду? Как буду глядеть?
- Вот какой вздор! Кто сказал - сидеть тошно? Ничего не тошно, а даже
весело и все равно как в цирке: такой же круг на полу, а вокруг него
барьер, а за барьером скамейки - колесом в два яруса. Интересная,
заманчивая штука. Всегда спасибо говорить будете.
- На полчасика, говорите?
- Самое большее. Одевайтесь-ка, не теряйте золотого времени.
Вздыхая и сомневаясь, Захар Фомич все-таки оделся, ск