Библиотека в кармане -русские авторы




Терц Абрам (Синявский Андрей Донатович) - Диссидентство Как Личный Опыт


Андрей Синявский
Диссидентство как личный опыт
Андрей Донатович Синявский стал широко известен читающей публике в 60-е
годы, когда одновременно в научных академических изданиях и
литературно-критических журналах (главным образом, в "Новом мире" времен
Твардовского) публиковались его статьи о советской литературе. Он был и
любимцем студенческой молодежи, которая слушала его лекции - сначала в
Московском университете, затем в училище МХАТа (вплоть до ареста).
В октябре 1965 г. А. Д. Синявский и его друг Юлий Даниэль были арестованы
за публикацию своих произведений на Западе. В феврале 1966 г. мы стали
свидетелями беспримерного судебного процесса, - беспримерного не только
потому, что людей судили за слово, но и потому, что обвиняемые были первыми
людьми, не раскаявшимися на процессе, как этого от них требовали. Они не
признали себя виновными, несмотря на давление следователей, судей,
общественных обвинителей и огромного количества доброхотов, которые ничего и
не читали из книг Синявского и Даниэля, но своими письмами во все инстанции
требовали применения к ним самых суровых мер.
А. Д. Синявского судили за повесть "Суд идет", которой он начал свою
литературную работу (1955 г.), повесть "Любимов", рассказы ("Атаманы" и др.),
заметки о литературе и статью "Что такое социалистический реализм?". Хотя
материалы процесса не публиковались в советской прессе, ясно было, что
Синявского и Даниэля судят за смелость и независимость мышления.
Отсидев в лагере без малого 6 лет, Синявский пробовал вернуться к
легальной литературной работе. В Москве того времени это оказалось
невозможным. Писатель был обречен на судьбу изгоя, тогда он попросил
разрешения выехать с семьей на Запад (1973 г.).
Публикуемая статья "Диссидентство как личный опыт" - духовная исповедь А.
Д. Синявского - была написана в 1982 г. и зачитана публично на симпозиуме в
одном из американских университетов, а позже опубликована в журнале
"Синтаксис". С ведома автора статья печатается с сокращениями.
Г. Белая, профессор МГУ
Мой опыт диссидентства сугубо индивидуален, хотя, как всякий личный опыт,
он отражает в какой-то мере более широкие и общие, разветвленные процессы, а
не только мой жизненный путь. Я никогда не принадлежал к какому-либо движению
или диссидентскому содружеству. Инакомыслие мое проявлялось не в общественной
деятельности, а исключительно в писательстве. Притом в писательстве на первых
порах тайном и по стилю закрытом, темном для широкой публики, не рассчитанном
ни на какой общественно-политический резонанс.
Первый период моего писательского диссидентства охватывает примерно десять
лет (с 55-го года и до моего ареста). Тогда я тайными каналами преправлял за
границу рукописи и, скрывая свое имя, печатался на Западе под псевдонимом
Абрам Терц. Меня разыскивали как преступника, я знал об этом и понимал, что
рано или поздно меня схватят, согласно пословице "сколько вору ни воровать, а
тюрьмы не миновать". В результате само писательство приобретало характер
довольно острого детективного сюжета, хотя детективы я не пишу и не люблю и,
как человек, совсем не склонен к авантюрам. Просто я не видел иного выхода для
своей литературной работы, чем этот скользкий путь, предосудительный в глазах
государства и сопряженный с опасной игрой, когда на карту приходится ставить
свою жизненную судьбу, свои человеческие интересы и привязанности. Тут уж
ничего не поделаешь. Надо выбирать в самом себе между человеком и писателем.
Тем более опыт писа