Библиотека в кармане -русские авторы


Шохов Александр - Четырнадцать Дней Октября


АЛЕКСАНДР ШОХОВ
ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ДНЕЙ ОКТЯБРЯ.
Четырнадцать дней в году я был отдан силам тьмы. С первого по четырнадцатое октября. Я брал отпуск на службе (я преподаю античную литературу), и всецело предавался тому, что подсказывал Голос. Собственно,
Голос иногда больше был похож на последовательность четко осознаваемых желаний, исполняя которые я совершал порою такие вещи, какие никогда не сделал бы по собственной воле.
1 октября
Полночь. В этот раз это началось с неожиданного для меня желания выйти из дома. Я беру такси и еду в западную часть города. Когда мы проезжаем мимо ночного клуба «Бобо», я расплачиваюсь с таксистом и выхожу.

Останавливаюсь у освещенной витрины антикварного магазинчика, откуда хорошо видна входная дверь клуба, и жду. Тишина на улице нарушается только доносящейся из
«Бобо» музыкой. Когда открывается дверь, я уже знаю, кого увижу за нею. Ее зовут Кэт и она две недели назад стала проституткой. Год назад у нее умер отец, всю жизнь пытавшийся изобрести антигравитацию, вечный двигатель и доказать великую теорему Ферма.

При этом он забывал платить по счетам.
Я знаю все это вовсе не потому, что мне кто-то об этом говорит. Я просто знаю. Голос побуждает меня подойти к ней и спасти. Я пока не знаю, от чего или от кого я должен спасти Кэтти, но иду. В этот момент дверь открывается еще раз, и из клуба вываливается вдребезги пьяный матрос.

Недолго думая, я сворачиваю парню челюсть и прыгаю сверху обеими ногами на его ребра, когда он падает. Потом хватаю Кэт и мы, свернув в один переулок, а потом в другой, чинно заходим в небольшой подвальчик, наполненный сигаретным дымом и полудюжиной заглянувших на огонек ублюдков. Обожаю эти кварталы.
— Хочешь выпить? — спрашиваю я у нее.
— Мартини.
— Два мартини.
Мы сидим за стойкой, и я смотрю на нее. Почти детские кудряшки, ниспадающие на лоб, приятные черты лица, спокойное, волевое выражение глаз. Почему судьба была с ней так несправедлива?
— Тебя зовут Кэт?
— Да, — она удивленно приподнимает брови.
— У тебя год назад умер отец, так и не открыв антигравитации. И теперь после серии неудач, ты вынуждена заниматься этим...
— Ты что, из полиции?
— Нет. Меня зовут Джерем, и я пришел, чтобы навсегда изменить твою жизнь к лучшему.
— Ты что, в «Филипсе» работаешь?
— Да ладно, просто выразился неудачно, — улыбнулся я. — Всего я тебе объяснить не могу, но если ты последуешь за мной, то сама скоро все узнаешь.
— Ты здорово меня выручил с этим парнем. Спасибо.
С некоторым трудом я говорю то, что должен сказать.
— Кэт, я знаю, что в последние две ночи тебе снится сказочной красоты перстень. Считай, что я пришел из мира твоих снов. Не отказывайся, поедем со мной.
— Ты точно не из полиции, Джерем. Тем, что я вижу во сне, они не занимаются. И куда ты хочешь меня пригласить?
— Для начала найдем клад.
— Клад?
Мы вышли из бара и, поскольку поймать такси в этих местах было бы слишком невероятным везением, я не стал даже пытаться. На стоянке стоял маленький фиат, и Голос приказал мне его арендовать. Дверь (почти невозможно в этом районе) была открыта, и ключи торчали в замке зажигания.
Я направлялся в небольшой загородный домик, расположенный в лесу, недалеко от предместья Сан-Веронико. Домик был охотничий. Он располагался в двухстах метрах от мощеной дороги, делящей лес на западную и восточную части.

Я не знал, кому принадлежит этот домик, но чувствовал, что хозяин скоро появится. Без труда обнаружив ключ в расщелине одного из дюжины пней, торчащих вдоль тропинки, я открыл замок. В