Библиотека в кармане -русские авторы


Шохов Александр - Книга Бытия


АЛЕКСАНДР ШОХОВ
КНИГА БЫТИЯ
Читая жизнь как книгу бытия,
Невольно в ней находишь повторенья.
1
Был июльский полдень. Издательство, насыщенное жарой, усталым гулом горячих вентиляторов, шумом улицы и ожиданием вечерней прохлады, постепенно наполнялось людьми.
Пришел Апраксин, сумрачный молодой человек с лихорадочным блеском глаз и нервными движениями. Бросив желтый вытертый портфель на единственное кожаное кресло, в котором никто не сидел из-за жары, он плюхнулся на подоконник и спросил:
— Холодный сок будешь?
— Не откажусь, — ответил я, отрывая глаза от компьютера. — Не видел
Витгенштейна?
— Стоит на улице. Треплется с девчонками из магазина.
Сок был яблочный, светлый как закатное небо и очень вкусный. Кружка с изображением коровы вспотела, приняв в себя двести миллилитров ароматного напитка, и я с наслажденьем слизнул капли росы с ее края.
Как знать? Может быть в этой, собравшейся из воздуха росе, растворились витающие в пространстве идеи, которых мне сейчас так не хватало.
Моя фамилия Ворчагин, из блестящей плеяды фамилий моих коллег она выпадает напрочь. До меня за этим компьютером работал Ломоносов, но времена фамильной гармонии кончились с его неожиданным увольнением.

Многочисленные файлы, оставленные им на диске, я свалил в один большой архив, надеясь разобраться с ним после, и занялся текущей работой. Издательство наше выпускало так называемую интеллектуальную литературу.

Сейчас это были переводные и написанные по эту сторону границы книги по управлению, справочники и учебники, иногда труды по магии и восточным единоборствам. Называлось оно «Героникс».
Что издавать и каким тиражом решали двое — упомянутые уже Алексей Апраксин — директор издательства и Марк Витгенштейн — главный редактор. Я набирал тексты, делал художественное оформление книг и осуществлял верстку. Кроме того, в издательстве работала девушка Света, которая, имея длинные красивые ноги и умную, аккуратно причесанную голову, исполняла функции секретаря и бухгалтера.
В настоящее время я пытался изобрести хоть какую-то заслуживающую внимания оформительскую идею «Большого эзотерического словаря», составленного неким
Григорием Луниным. Марк Витгенштейн, по каким-то неизвестным мне причинам, решил издать этот шестисотстраничный том.
Я просматривал небрежно сверстанный автором словарь, пытаясь найти в нем, среди многочисленных схем и иллюстраций, некоторый толчок для моего воображения.
«Артха», «Дзен-буддизм», «Дхарма», «Семи рас теория»... Мое внимание привлекла статья «Современная эзотерика». В ней автор писал:
«Эзотерическое знание современности представляет собой совокупность изолированных друг от друга школ и духовных движений. Часть из них продолжают традиции прошлого. Но о них мы подробно рассказали в соответствующих статьях по направлениям.

Оставшиеся представляют собой вклад наших современников в кладовую эзотерических знаний. Одно из таких направлений — рефлексивные технологии. В их основе лежит умение управлять собственным рефлексивным вниманием. (См. рефлексия).

Мастер рефлексивных технологий может полностью контролировать внутреннее состояние своих собеседников и учеников, а их число может быть весьма значительным. Делает он это посредством коммуникативного и энергетического воздействия на них. Секрет воздействия в том, что мастер точно знает, какие его фразы или жесты породят в мышлении слушателей требуемый набор внутренних команд.
Управляя потоками этих команд, мастер может ввести слушателей в состояние, нехарактерное для повседневной жиз





    




Книжный магазин