Библиотека в кармане -русские авторы


Шпагин Михаил - Королевские Перчатки


Михаил Шпагин
Королевские перчатки
- Кончилось чем, спрашиваешь? Вот чем кончилось...
Толя Афанасьев глубокомысленно поглядел на туго набитый бумажник из
отливающей серебром ткани, мерцающей красным и желтым, любовно огладил его
тугие бока и, видимо, уже хотел объяснить, чем же все кончилось, да
передумал.
- Давай я лучше сначала, по порядку, - извиняясь взглядом, попросил он.
Мне осталось лишь согласно кивнуть, такой он, Толя, и в институте был -
что ни рассказывает, обязательно от Адама начнет.
Афанасьев между тем сосредоточенно углубился в содержимое бумажника.
Нет, не деньги там были - мотки разноцветных нитей, какие-то бумажки.
Наконец с торжеством извлек небольшую, меньше ладони, ксерокопию текста из
какого-то старого журнала, предусмотрительно запаянную в целлофан - чтобы
зря не трепалась. Целлофан был весь исцарапан, а некоторые строчки прямо
по нему подчеркнуты чем-то острым. "Гвоздем, наверное", - подумал я, и
тоже попытался сосредоточиться. Текст представлял собой отдельную заметку
под несерьезным названием "Кому нужна паутина". И сказано в ней было
буквально следующее:
"Когда-то давным-давно одной из французских королев были преподнесены
перчатки, искусно сотканные из... паутины. Это, пожалуй, один из немногих
случаев использования натуральной паутины человеком. А вот на киностудии
"Мосфильм" как-то столкнулись с прямо противоположной задачей -
потребовалось создать искусственную паутину. Пришлось сконструировать
"паука". В ванночку насыпали термопласт, нагрели его электрическим током,
и художник стал выливать расплавленную массу так, чтобы она застывала,
образуя естественные паучьи узоры. Паутина вышла на славу".
- С этого все и началось, - торжествующе пояснил Афанасьев. -
Улавливаешь?
Я ничего не улавливал и поэтому повернул закупоренную в целлофан
бумажку обратной стороной. Там красовалась копия иллюстрации все к той же
заметке: сказочная старуха у сказочной гигантской паутины. Надпись сбоку
указывала и источник информации: это был журнал "Юный техник"
двадцатилетней давности.
- Видишь, - постепенно входил в хорошо мне знакомое азартное состояние
Афанасьев, - журнал детский, старый, а так проблему поставил - точно,
ненавязчиво - сам, мол, догадайся.
Я по-прежнему ни о чем не догадывался и потому изумленно уставился на
приятеля. А тот, не замечая моего смятения, продолжал увлеченно:
- И в самом деле, кому, кроме пауков, нужна паутина? Побежал в
библиотеку, выяснил - жители Новой Гвинеи из нее гачки делали. Подложат
пауку изогнутый кольцом бамбук, тот кольцо оплетет - и снасть готова -
универсальная, крепкая. Ловили ею и бабочек, и птиц, и летучих мышей, и
рыбу по полкило весом. Но что было, то было. А сейчас-то где ее применить!
Говорят, в приборостроении, оптике используют. Крохи! А резервы -
неисчерпаемы. И я таки додумался.
Гляди на фото, какая красивая, словно модный тюль! Вот именно - "паучьи
узоры", наверное, и у тебя дома на окнах висят. Да нет, не паутина, а
тюль, что в магазине "Уют" на проспекте Вернадского продают. Верно угадал?
Ну так вот, никакой это не тюль, а самая настоящая паучья работа. Что?
Говоришь, в инструкции было написано - из натуральных нитей? Так ведь
пауки и плетут из натуральных. Только на слово "паучьих" торговая сеть не
соглашается. Говорят, вызывает кое у кого неприятные ощущения. Словом,
некоммерческое слово! Чепуха, суеверие какое-то. Но я своего добьюсь!
Впрочем, не в этом дело, а в том, что научил пауков ткать оконный тюль
я. Благод