Библиотека в кармане -русские авторы


Шпанов Николай Николаевич - Холгол (Край Земли - 2)


НИК. ШПАНОВ
КРАЙ ЗЕМЛИ
(Продолжнние)
X О Л Г О Л
1. ПЕСОК
Остров Холгол или Колгуев лежит в Баренцовом море между 68°44' и
69°32' с. ш. и 48°26' и 50°3' в. д. от Гринвича. Протяжение острова 73 км с
севера на юг и 57 км с востока на запад.
Большую часть года Колгуев бывает отрезан от материка, так как
сообщение с ним возможно лишь в тот период, когда льды не преграждают пути
судам. При этом, вследствие особенностей движения льдов в Северном
Ледовитом океане, доступ к Колгуеву бывает закрыт значительно больший
промежуток времени, нежели доступ к значительно севернее расположенным
островам, как например, к Новой Земле. В то время, как к Новой Земле в
большинстве случаев можно свободно пройти уже в мае, Колгуев в июне
зачастую бывает еще со всех сторон окружен льдом. В этом году даже еще в
начале июля суда, шедшие мимо Колгуева к устью Печоры, не могли достичь
цели.
Природа Колгуева резко отличается от природы остальных островов
полярных морей. В то время как поверхность этих островов в большинстве
случаев покрыта возвышенностями и зачастую скалистые берега их мало
доступны со стороны моря, поверхность Колгуева представляет собой типичную
тундру - низкую болотистую равнину, прорезанную немногочисленными
невысокими холмами с очень отлогими склонами - как бы кусок Малоземельской
тундры, отрезанной от материка рукавом Баренцова моря.
Население Колгуева очень невелико и состоит из 29 самоедских семейств
численностью в 230 человек, живущих в 42 чумах.
Единственное становище на Колгуеве - Бугрино, по существу просто
фактория Госторга, расположено на южном берегу.
Подход к острову с этой стороны исключителен по неудобству. Но, по
какой-то злой традиции делать многое рассудку вопреки наперекор стихиям,
старорежимные пионеры - купцы, забравшиеся сюда в погоне за дешевым песцом,
основали становище Бугрино именно на этом неудобном берегу. А у наших
советских колонизаторов не хватило смелости махнуть рукой на две гнилые
избушки купца Попова, и они стали пристраиваться тут же, пренебрегая тем,
что здесь берег настолько обмелел, что даже такое судно, как наш бот,
принуждено бросать якорь, примерно, в трех милях от берега. Ближе к берегу
против становища сереют большие кошки. Даже на шлюпке приходится сделать
крюк в несколько миль, чтобы подойти к становищу, и то не ближе чем на
километр в сторону.
Хотя мы и шли во время большой воды, но подойти к черте прилива
шлюпкой нельзя было и несколько сажень приходится шлепать по воде пешком.
Если располагать хорошими сапогами, то не беда. Но когда мне пришлось лезть
со шлюпки в воду в сапогах, изготовленных московским магазином "Турист", я
испытывал не большое удовольствие. Прежде чем я сделал пять шагов, в
сапогах уже чмокала вода. А вода здесь студеная. Особенно в добавление к
совершенно промокшей от брызгов на шлюпке спине.
Но все неприятности были тут же искуплены, стоило нам выбраться на
берег. Нога утопает в тонком морском песке, на высокий откос берега
невозможно выбраться по жирной, как масло, и скользкой глине. На откосе
заманчиво голубеет кустик ярких незабудок.
Песок и глина.
Навстречу нам, по выстланному плотно слежавшейся мелкой галькой краю
берега не спеша идет агент Госторга. С ним какие-то женщины в меховых
шапках и непривычно теплых для июля пальто. Впереди, вперегонку с целой
сворой собак, бегут ребятишки. Бледные личики выглядывают из-под капюшонов
малиц.
Агент на острове - первое лицо. Это чувствуется во всей его
неторопливой повадке.





    




Книжный магазин