Библиотека в кармане -русские авторы


Шпанов Николай Николаевич - Поджигатели 2


НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ ШПАНОВ
ПОДЖИГАТЕЛИ
ПОДЖИГАТЕЛИ – 2
Книга 2
Совершенно ясно, что Европой, её трудовым народом, правят люди обезумевшие, что нет преступления, на которое они не были бы способны, нет такого количества крови, которое они побоялись бы пролить.
М. Горький
Часть четвёртая
1
Весна в 1938 году выдалась ранняя и тёплая. Вечера в УормСпрингс стояли тихие и ясные. Но, несмотря на это, в кабинете коттеджа, который президент в шутку называл «маленьким Белым домом», пылал камин.

Собственно говоря, это сооружение, такое же простое, как и все в этом доме, даже нельзя было назвать камином: несколько грубо отёсанных камней и незамысловатая решётка, ниша, прикрытая листом меди, — вот и всё. Это был простой очаг. Он топился теперь целыми днями.

Не ради президента, который чувствовал себя хорошо, как всегда после лечебного курса на водах УормСпрингс, а изза того, что его главный секретарь и самый близкий поверенный, Гоу, был болен. Он с утра до вечера сидел в кресле, кутаясь в плед. Озноб тряс его, не затихая.
Поставив ногу на решётку очага и опершись локтем о колено, Додд не спеша поворачивал щипцами поленья и слушал более медленную, чем обычно, речь Гоу:
— Все это для нас не тайна, профессор. Хозяин отдаёт себе отчёт в том, где таится опасность для всех его начинаний.
— Это справедливо, Гоу, и… — Додд немного подумал и не выпуская из рук щипцов, придвинулся к собеседнику: — Честное слово, мне иногда обидно за президента!
— А что он может сделать? — Гоу с трудом выпростал изпод пледа руку и сделал ею слабое движение, как бы подтверждая бессилие президента. — Они делают всё, что хотят.
— И он это знает?
Гоу молча кивнул головой.
Додд с раздражением бросил щипцы, и они загремели на медном листе перед очагом.
— Но чего вы хотите, Додд? — Было видно, что Гоу трудно говорить. — Что он может? Если бы шайка Ванденгейма была в состоянии, она уничтожила бы всех нас… всех…
— Однажды они уже пробовали.
— И нельзя быть уверенным, что не попробуют ещё.
— Теперьто уж нет! Народ не позволит.
— Народ… — с горечью произнёс Гоу. — Если бы средний американец не так легко поддавался обману!.. Газеты одна за другою скупаются банками. Скоро президенту негде будет сказать американцам то, что он думает.
— Это уж вы хватили через край, — рассмеялся Додд. — Не нацизм же у нас, в самом деле.
— Пока ещё нет…
Гоу произнёс это таким тоном, что можно было за него докончить: «Но скоро, повидимому, будет».
Он помолчал и все с тою же грустью сказал:
— Наши мероприятия проваливаются одно за другим. Нам не удалось даже провести законопроект об огосударствлении производства электроэнергии.
— Вы слишком многого захотели.
— А это был наш главный козырь.
— Знаете что, — с добродушной усмешкой сказал Додд: — наш президент порой кажется мне фантазёром, а иногда хитрецом, его не сразу поймёшь… Впрочем, оставим это. Хочу сказать вот что: чем дольше я сидел в Германии, тем больше убеждался: нацистов нельзя остановить никакими полумерами. Эта преступная шайка — Геринг, Гитлер, Геббельс — может пойти на любую дикую выходку.
— Они пять раз оглянутся, прежде чем прыгнуть в бездну! — возразил Гоу. — Уроки истории обязательны для всех.
Тоном нескрываемого презрения Додд заявил:
— В томто и беда, Гоу, что у них психология убийц. А тут уже не до истории, даже если её знаешь!
— Это ужасно! Просто ужасно… — Гоу откинулся на пинку кресла. Он часто и тяжело дышал.

Его бледное до прозрачности лицо отражало душевное страдание.
— Могу я вам чемнибудь помочь





    




Книжный магазин