Библиотека в кармане -русские авторы


Шпанов Николай Николаевич - Заговорщики (Книга 1, Преступление)


Николай Николаевич Шпанов
Заговорщики
Роман
Книга первая
Преступление
Роман "Заговорщики" представляет собою продолжение романа
"Поджигатели". Переработанные автором пролог и эпилог прежних изданий романа
"Поджигатели", посвященные событиям 1948-1949 годов, перенесены в роман
"Заговорщики".
Содержание
Книга первая
ПРЕСТУПЛЕНИЕ
Часть первая
Часть вторая
Часть третья
КНИГА ПЕРВАЯ
ПРЕСТУПЛЕНИЕ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
...говорят, Америка ведущая страна.
Безусловно, но только в каком отношении?
По количеству преступлений!
Теодор Драйзер
1
Было десять минут седьмого, когда негры-рассыльные обошли служебные
комнаты Белого дома.
- Он ушел!
Это лаконическое сообщение означало, что президент покинул свой кабинет
и кресло на колесах перенесло его на личную половину Белого дома. Вероятно,
время, оставшееся до обеда, Рузвельт проведет с сыновьями в бассейне для
плавания. Будет плавать, возмещая вынужденную неподвижность на земле. Он
держится на воде, как рыба, и наверняка станет шалить, окуная в воду
кого-нибудь из сыновей или подвернувшегося под веселую руку гостя. Отдохнув
после обеда, он засядет за свою коллекцию марок или займется распаковкой
прибывшей сегодня из Англии посылки с новыми моделями кораблей.
Впрочем, мало кого из чиновников интересовало времяпровождение
президента. Услышав знакомый возглас рассыльного, каждый опешил сложить
папки и поскорее покинуть стены Белого дома.
С уходом президента деловая жизнь в Белом доме прекращалась.
Она не замирала только в том крыле, где были расположены кабинеты
ближайших сотрудников Рузвельта - адъютантов и советников.
В одном из этих кабинетов советник президента Гарри Гопкинс продолжал
начавшийся часа два тому назад разговор с главным адвокатом Джона Рокфеллера
Младшего. Адвокат был сухощавый сорокапятилетний мужчина с хищным лицом.
Такое выражение на лицах американских дельцов вырабатывается годами
беспощадной биржевой войны, волчьими законами "делового мира",
крючкотворством многолетних тяжб.
Тщательно подвитые, торчащие кверху усы а ля Вильгельм II придавали
адвокату еще более неприветливый, заносчивый вид.
Звали этого человека Дин Гудерхем Ачес.
Хотя мистер Ачес и назывался адвокатом Рокфеллера, но по характеру
деятельности и широте предоставленных ему полномочий правильнее было бы
именовать его министром иностранных дел и юстиции нефтяного короля
Соединенных Штатов. Дин Ачес нередко представлял своего патрона, являясь
подчас чем-то вроде его второго "я". Это происходило в тех случаях, когда
нужно было провести какое-нибудь особенно сложное и грязное дело.
Бывали у Рокфеллера и такие дела, от которых больше пахло кровью, чем
нефтью. Обильно разбавленное кровью южноамериканцев, арабов или малайцев
"черное золото" нефтяного монарха стало бы багровым, если бы не тонкий
адвокатский фильтр. Кровь и грязь оседали в душе Ачеса.
Дин Ачес представлял особу своего доверителя и там, где нужно было
найти обходные, неофициальные пути для переговоров с высокопоставленными
чиновниками правительственного аппарата, министрами или конгрессменами.
Наконец, Ачес служил связующим звеном между мистером Рокфеллером и ближайшим
окружением президента. Такая связь нередко оказывалась нужной для того,
чтобы договориться с Белым домом о политическом курсе или об отдельных
мероприятиях правительства Штатов, затрагивающих интересы монополистической
группы Рокфеллера.
Дом Морганов, приведший к власти Франклина Рузвельта, мог послать
доверенного прямо в Белый дом и в фо