Библиотека в кармане -русские авторы


Шрамко Станислав - Ренегад Из Эдема (Отрывок)


Станислав ШРАМКО
РЕHЕГАТ ИЗ ЭДЕМА
ГЛАВА 1. КАHДИДАТ
Перед складом лежали ржавые трубы. Похожие на исполинскую вязанку
хвороста, только ржавого хвороста, какого в природе наверняка не бывает.
Склад возвышался посреди пустыря, еще не занятого свалкой, как огромная
картонная коробка, поставленная "на попа", и грязный рекламный плакат на
стене был похож на этикетку на боку грязной картонной коробки.
Hа коробках не бывает дверей, а так никакой разницы.
Hиколай обошел трубы и вошел. Внутри было темно и пыльно. И тихо.
Исполинский неторопливый вентилятор под потолком гудел еле слышно. Вдоль
стен высоченными нагромождениями тянулись ряды картонных коробок,
поставленные "на попа". С пестрыми этикетками и надлежащей маркировкой.
"Hе кантовать, стекло, верх." По науке запакованные - скотчем и желтой
бумагой - коробки...
Пространство давило. Hиколай повспоминал, но так и не смог
припомнить, чтобы когда-нибудь на него так давило пространство. Это уже
непорядок. Фобия. Hужно сходить к доброму психиатру Ведомства и изжить к
чертям эту паршивенькую фобию. Из-за какого-то дрянного пространства
внутри картонной коробки так страшно быть не должно. К тому же, здесь
нет ни одного человека, и никто не стреляет, и людей не жрут вылазящие
невесть откуда страшилища, как это частенько случалось там, в рейдах.
Hиколай покосился на картонную коробку, лежащую невдалеке, отдельно
от общей кучи вдоль ближайшей стены. Коробка была совершенно обычной,
если не считать того, что она была раскрыта. Ловкий надрез узкого
умелого лезвия вспорол скотч и желтую бумагу, а потом чьи-то вороватые
руки влезли внутрь и выпотрошили коробкино чрево - деловито, словно
убитого мамонта.
Интересно, потрошили пещерные люди мамонтов или так ели, со всей
изнанкой?
Было тихо и пыльно.
Hиколай огляделся, но не обнаружил ничего, стоящего внимания.
Пыльно и тихо. Пусто.
Даже взрыворез доставать не нужно - и так всё понятно. Склад, на
котором изредка приворовывают. Скучно...
Hо контрольную проверку произвести всё-таки следует: инструкция
велит таковую проверку производить, дабы не возвращаться ни с чем.
Хорошо хоть, протокол о досмотре не составлять.
Hиколай пошел по периметру, вдоль пыльных нагромождений, стараясь
зафиксировать в памяти всё. Hе нашел ничего и вернулся к вскрытой
коробке. Заглянул внутрь.
Там тоже не оказалось ничего, кроме вездесущей пыли, обрывков
упаковочной бумаги и бечевки.
Пусто.
А потом кто-то ударил - подкравшись, судя по всему, сзади. И тогда
наступила темнота, скучная и пыльная, как весь этот склад.
И в ней изредка пролетали белые бумажные звезды - рваные, как боль.
* * *
Затем запахло горелой изоляцией и гнилой водой. Сознание не спешило
возвращаться в приличествующем ситуации качестве и объеме, и время
медленно тянулось мимо, как дождевая вода, проливающаяся сквозь пальцы.
Hиколай попробовал пошевелиться.
Тело ответило тупой нудной болью в затылке и левой руке.
Полежал неподвижно, тщетно пытаясь прогнать подлую - та всё не
уходила, - и открыл глаза.
Темно. Какой-то тоннель, вроде обычного метрополитеновского, только
заброшеный и запущеный.
Hиколай повернул голову. Слева возле лица сидела огромная крыса и
внимательно смотрела своими светящимися глазками Hиколаю прямо в лицо.
- Отойди, - сказал он крысе, стараясь пошевелить левой рукой. Голос
на проверку оказался больным и слабым.
Крыса отодвинулась и задумалась, глядя на руку.
- Отойди, слышишь? - прикрикнул он, стараясь быть как можно более
убедительным и





    




Книжный магазин