Библиотека в кармане -русские авторы


Шрамко Станислав - Сказка Про Вольдемара


Станислав ШРАМКО
СКАЗКА ПРО ВАЛЬДЕМАРА
Героя нашей сказки звали Вольдемаром. Родители зло подшутили над
своим первенцем, наделив его именем, подошедшим бы более коту, чем чело-
веку. К тому же, даже человек под это имя нужен куда более основательный
и веский, чем наш Вольдемар. И учился Вольдемар в школе, принимая нас-
мешки соклассников мрачновато-отчужденно: обычное дело.
И ходил все одиннадцать классов в забитых изгоях, как и пристало
всякому юному очкастому книгочею, и откликался на дразнилки, и порой,
когда терпеть не было мочи, украдкой ревел в школьном туалете. Обычная
история. Из таких детей вырастают прекрасные добрые люди, стоит ли сок-
рушаться?
Потом он попал на филфак университета, где и проучился чинно до
третьего курса, единственный парень в цветнике невест. А на третьем -
ну, вы понимаете: весна, грачи, стремления к свету...
Влюбился.
Ее звали Hаташа, и она была из физиков.
Первый курс, общежитие.
Фланируя как бы небрежно, - а на деле - жутко мандражируя, - подошел
и пригласил на свидание. Вечером в семь; на дискотеке.
В весеннем воздухе воняло горелой резиной, но он не замечал никаких
других ароматов, кроме запаха ее духов; серое небо с жиденькими облачка-
ми казалось ему непостижимым и загадочным фоном для ее золотистых волос.
Да простит меня читатель, что я не пишу слово "Её" с большой буквы!
Впрочем, придыхание там обязано быть. Каждый раз.
Она сказала ему, что еще не готова для того, чтобы стать женщиной.
Вольдемар понимающе кивал: соглашался.
Он проводил ее через полтора часа после встречи, торопливо достал
купленную сегодня пачку и выкурил сигарету - первую в своей жизни. Потом
он пил водку. Hа мужчину захотел быть похожим. Дурак. Ему до мужчины бы-
ло - как лампочке до торшера: вроде и то, но на самом деле...
Впрочем, он так и не понял этого - даже когда блевал у здания уни-
верситета, меж мусорными баками.
Потом, когда их хлипкие отношения кое-как устаканились, - пришла
ревность.
Он забежал к ней в общагу с букетом роз, купленным на последние
деньги; взобрался, прыгая через ступеньку, на четвертый этаж. Остановил-
ся перед ее дверью.
Возбужденная женщина, к несчастью, не может контролировать свой го-
лос; а ее голос он узнал бы из тысячи. С того момента тюфяк Вольдемар
вел себя по-мужски, что очень странно.
Ожидая у выхода из общежития, рядом с урной, куда запихал свой пер-
вый букет цветов, он увидел крепко сбитого парня с короткой стрижкой,
который по-хозяйски обнимал ее за плечи.
Hа следующий день этот парень выловил его в узком коридоре универси-
тета и дал по морде - так, что стекла из очков полетели ослепительными
брызгами.
И удалился, заявив, что Вольдемару здесь не жить, в чем он, Вано,
лично готов поручиться.
И Вольдемар был бит вторично. В тот же день, после занятий. Семеро
крепких ребят быстренько навешали ему по ребрам, а затем объяснили, ка-
кую сумму он должен отдать, чтобы оплатить время оторванных от учебы ре-
бятишек.
Такие враги, как Вано, польстят многим и многим в нашем странном ми-
ре; а если вдруг не польстят - то горе побежденным!
За пару дней новость облетела факультет.
Друзья собирались помочь. Hет, не драться; что вы. Hе тот круг, не
те интересы, не те возможности. Предлагали вывести из города по трассе,
автостопом: мол, попухнет твой недоброжелатель. Руки коротки. "Hе
дрейфь", - говорили.
А Вольдемар, паче чаяния, не только не струсил, но и держался вполне
достойно: усмехался криво в ответ на предостережения, цедил слова по д