Библиотека в кармане -русские авторы


Штерн Борис - Шестая Глава 'дон Кихота'


Борис ШТЕРН
ШЕСТАЯ ГЛАВА "ДОН КИХОТА"
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
"Бойся длинных описа-
И не лезь героям в ду-,
Ибо там всегда потем-,
А в потемках ногу сло-.
Избегай играть слова-:
Острякам дают по шап-,
Но, усилий не жале-,
Добивайся доброй сла-,
Ибо сочинитель глу-
Есть предмет насмешек веч-"
Мигель де Сервантес Сааведра.
Пролог к "Дон Кихоту"
История повторяется: в некоем отдаленном райцентре Одесской области
(бывшей Мамонтовке) жил да был один из тех отставных майоров, которым
после двадцатипятилетней безупречной службы в тайге или на Крайнем Севере
разрешено прописываться везде, где душа пожелает (кроме, разумеется,
столиц и курортов - те для генералов), и чье имущество, образно говоря,
состоит из облезлого чемодана, испорченного черно-белого телевизора
"Рекорд", двубортного костюма и "Командирских" часов с фосфоресцирующим
циферблатом.
Фамилия этого отставного майора неизвестно почему складывалась из
двух очень простых русских фамилий - то ли Прохоров-Лукин, то ли
Титов-Афанасьев. Из-за этой-то простоты ее трудно было запомнить.
- Как его?.. Ну, этот, чокнутый... Ну... Петров-Водкин, что-ли? -
вспоминали в райвоенкомате перед государственными праздниками. Зато
имя-отчество помнили и печатали на поздравительной открытке:
"Уважаемый Федор Федорович! Разрешите от имени и по поручению...
поздравить Вас с Днем Конституции".
Или что-нибудь в этом роде.
Федор Федорович был человеком относительно не бедным, но всю свою не
хилую военную пенсию и трудовые сбережения тратил на покупку так
называемой научно-фантастической литературы...
Сколько у него было книг?.. Грузовик с прицепом.
Жил он в бело-кафельной хрущевской пятиэтажке, заселенной районным
начальством, - потому, наверно, и называли этот дом "Домом на набережной".
Его однокомнатная квартира на пятом этаже под крышей, где до Федора
Федоровича обитал верующий художник-диссидент, была заставлена и завалена
книгами и напоминала даже не библиотеку, а книжный склад в каком-то
своеобразном божьем храме: этот выдворенный на Запад диссидент, как видно,
верил во всех богов сразу - он живописно расписал все двери квартиры с
обеих сторон скифскими истуканами, а также ликами Шивы, Будды, Конфуция,
Христа и (даже!) никогда не позировавшего Магомета.
Федору Федоровичу боги не мешали, он их не закрасил. Пусть живут.
Что он ел - неизвестно. Дома Федор Федорович не готовил, в кухне тоже
построил книжные стеллажи, а оставшуюся от художника-диссидента новую
белую электрическую плиту обменял на синее "огоньковское" собрание
сочинений Герберта Уэллса. Целыми днями он пожирал научную фантастику под
мудрое молчание испорченного телевизора. Наверно, все же, кроме
фантастики, Федор Федорович чем-то питался, потому что иногда натягивал
резиновые сапоги и переходил вброд через дорогу в столовую под непонятным
для него названием "IДАЛЬНЯ", откуда доносился запах жареных пирожков с
яблочным повидлом. А потом опять читал, сидя в удобном кресле, которое
ночью фантастическим образом превращалось в кровать. Во всяком случае, так
ему мерещилось. Обычное раскладное кресло типа "кресло-кровать".
Бедный, бедный старик! Не было у него ни Росинанта, ни Санчо Пансы,
ни приличной кровати, и не бросался он с дрыном на железобетонный элеватор
вызволять награбленное крестьянское зерно у этого вечно голодного
внеземного чудовища, и местную колючую химзону на окраине райцентра
обходил темными переулками, справедливо принимая вышку с охранником за
боевой марсианский треножник, - в об