Библиотека в кармане -русские авторы


Штильмарк Роберт - Волжская Метель


Р. ШТИЛЬМАРК
ВОЛЖСКАЯ МЕТЕЛЬ
повесть
Глава первая. ИЗ ЯШМЫ - В ЯРОСЛАВЛЬ
1
Слобода Яшма исстари славилась по всей Верхней Волге красотою,
привольем окрестностей и изобильной летней ярмаркой. Еще при Иване III
здесь возник яшемский Назарьевский монастырь - монахи, известное дело,
худых мест не выбирали!
Бывало, раскидывала ярмарка свои ларьки, палатки и карусели под
стенами древнего монастыря. Торговали здесь яйцами и маслом, деревянными
ложками, глиняной посудой, конскими сбруями, а более всего кожаными и
валяными сапогами, будто бы не знавшими износу ни зимой, ни летом. Еще
гордились яшемцы завидными покосами в своей округе, знаменитым медом
монастырских пасек и обильными уловами рыбы, которую рыбаки держали живой в
деревянных решетчатых садках, прикрепленных якорями к речному дну...
Четыре пароходства держали в Яшме свои пристани. Самой затейливой и
нарядной была пристань Самолетская, розовато-палевого цвета, как и пароходы
этой компании, отличавшиеся хорошим ходом, удобными каютами и красивыми
салонами.
Оригинальности ради пароходство "Самолет" имело особую договоренность
с женским Назарьевским монастырем: когда самолетские пароходы приближались
к Яшме, на флагштоке дебаркадера поднимался вымпел, а с монастырской
колокольни раздавался благовест. Распахивались тяжелые врата, и на верху
большой лестницы, ведущей к Волге, появлялся священник в облачении,
мать-казначея и монашеский хор человек до двадцати.
Публика с парохода набивалась в пристанскую часовню, и священник
служил молебен о плавающих и путешествующих. Смолистый дух речной пристани,
запах копченой рыбы и мокрого дерева перемешивались с легким дымком росного
ладана. После гудка к отправлению пассажиры попроще исчезали в темном
пароходном чреве, а важная публика поднималась на свою чисто вымытую
верхнюю палубу. Отсюда были видны белые монастырские стены с
башенками-часовнями над крутым береговым откосом. Особенно хороши были
старинные шатры яшемских колоколен - кладка ярославская, резные
оконца-слухи среди свежей побелки, смелый взлет шатра к облакам - и полное
созвучие с таким же смелым взлетом ввысь могучих иссиня-черных елей
близкого леса...
Летним утром 1918 года, как раз перед прибытием парохода "Владимир
Короленко" в Яшму, роковая случайность положила начало необычайным
приключениям и трагическим испытаниям героев нашего повествования.
Началось с пустяка - заело трос вымпела на самолетском флагштоке.
Попытки наладить трос никому не удались - вымпел застрял на середине мачты,
будто в знак траура. Задувал свежий ветер, и даже пристанский матрос не
рискнул лезть на трехсаженную мачту.
Выручил доброволец из любителей утреннего купания, сильный молодой
мужчина. Он поплевал на руки и полез на флагшток. Народ, замирая, глядел,
как ловко он подтягивается на руках, сжимая ствол мачты пятками босых ног.
Верхушка флагштока, укрепленная проволочными расчалками, пружинила и
дрожала, пока человек вдевал трос в желобок колесика-бегунца. Наконец
верхолаз соскользнул на крышу и поднял вымпел до нужной высоты. Народ на
берегу и на пристани одобрительно зашумел. Кто-то крикнул:
- А ну, Сашаня, сигани оттелева!
Многие знали этого удальца - конского табунщика Сашку, лихого
гитариста, охотника и запевалу. Деды его, говорят, были на Волге бурлаками.
Оттяжки мачты мешали разбегу, но зрители раззадорили молодца. Да и
монахини-певчие уже приближались к мосткам пристани, а среди них Сашка
углядел одно девичье лицо в лиловой скуфеечке... Девушк





    




Книжный магазин